Иммунный надзор? – досье рака

Содержание

Иммунитет без тормозов: Нобелевская премия за антитела против рака (2018)

Иммунный надзор? - досье рака

Нобелевскую премию 2018 года вручили за открытия, позволившие разработать принципиально новый подход в иммунотерапии рака, совершивший прорыв в лечении некоторых ранее смертельных опухолей. Сегодня «Биомолекула» снова расскажет об антителах-ингибиторах иммунологических чекпоинтов и о работах лауреатов этого года — Джеймса П. Эллисона и Тасуку Хондзё.

Рак — это большая группа заболеваний, объединенных общей чертой: все они начинаются с одной клетки, мутации в которой позволяют ей неограниченно делиться и формировать огромные сложно организованные скопления клеток — опухоли. Ежегодно рак убивает миллионы людей, занимая почетное второе место среди причин смерти, сразу после сердечно-сосудистых заболеваний.

С точки зрения медицины, раковые опухоли представляют собой таких же паразитов, как болезнетворные бактерии или глисты. С тем лишь отличием, что раковые клетки намного более похожи на здоровые, нежели бактерии или вирусы, да и располагаться могут в любой части тела.

Но задача и там и там одна — полностью избавить организм от причины заболевания, уничтожить ее. До недавнего времени врачи располагали лишь тремя инструментами для борьбы с раком — операция, облучение ионизирующей радиацией и химиотерапия (специальные яды, бьющие по быстро делящимся клеткам).

Нобелевская премия этого года дана за важнейшие шаги в разработке четвертого способа борьбы — уничтожения опухолей с помощью иммунных клеток самого пациента.

Иммунный надзор

Идею, что иммунитет и рак могут быть как-то связаны, высказал еще отец-основатель иммунологии и Нобелевский лауреат 1908 года Пауль Эрлих. Этот исследователь предположил, что опухолевые клетки могут возникать в организме постоянно, но иммунитет блокирует их развитие [1], [2].

Его идеи отчасти подтвердились в 1950-х годах, когда оказалось, что переливание крови от пациентов, у которых меланома (рак кожи) ранее спонтанно исчезла, может спровоцировать такую же регрессию у пациента, получившего кровь. Исследователи пошли дальше и попробовали пересадить меланому между двумя пациентами, чем добились регрессии опухолей у обоих.

Со временем идеи Эрлиха легли в основу целой теории иммунного надзора над опухолью.

Эти данные позволили разработать первую иммунотерапию рака. Подкожное введение бациллы Кальметта—Герена, сильного неспецифического иммуностимулятора, приводило к регрессии опухоли [3].

Введением пациентам вакцин на основе стрептококка и занимался «отец иммунотерапии рака» Уильям Коли. Его результаты подтвердили предположение Эрлиха о важной роли иммунитета в подавлении развития опухолей.

Однако до поры это не вылилось в серьезные медицинские прорывы.

Чтобы совершить качественный рывок в лечении рака, исследователям пришлось потратить еще несколько десятилетий на раскрытие природы иммунной защиты от опухолей. В настоящий момент эта тема изучена очень хорошо.

Взаимодействие опухоли и иммунной системы устроено очень сложно. Все клетки нашего организма подвергаются постоянному иммунному надзору.

Эта слежка позволяет на ранних этапах опознать раковые опухоли и задушить их в зародыше.

Для того чтобы стать раковой, клетке необходимо накопить некоторое количество мутаций в своих генах.

Одни гены должны активироваться и начать стимулировать деление (их еще называют онкогенами), другие, подавляющие деление клетки (гены-супрессоры), — выключиться.

При этом внутри клетки появляются измененные этими и последующими мутациями белки — неоантигены. Этот термин пришел к нам из иммунологии, где антигеном называют мишень иммунных клеток.

Дело в том, что практически все клетки нашего тела в обязательном порядке сообщают иммунитету обо всех белках, которые они содержат.

Этот «иммунологический паспорт» расположен на поверхности клеток и состоит из белков главного комплекса гистосовместимости (MHC), в которых как в тисках зажаты небольшие аминокислотные цепочки — пептиды. Эти фрагменты вырезаются из всех белков, присутствующих внутри данной клетки.

Специальные клетки — Т-киллеры, постоянно «ощупывают» эти белковые комплексы и когда клетка начинает производить что-то странное, убивают ее. Поэтому практически все опухоли так или иначе умеют контролировать иммунный ответ и избегать его (рис. 1).

Рисунок 1. Схематическое изображение взаимодействия опухолевых клеток и иммунитета. Искаженный «иммунологический паспорт», состоящий из комплексов MHC и пептидов привлекает Т-киллеры, а его отсутствие — NK-клетки.

Иммунологические тормоза

При той всеобъемлющей защите, которую обеспечивает нам иммунитет, кажется невероятным, что какие-то опухоли все-таки могут развиваться в организме. Особенно подобные меланоме (рис.

2), которая выделяется среди опухолей наиболее сильным искажением «иммунологического паспорта». Многие опухоли просто «набиты» иммунными клетками (рис. 3), которые почему-то их не атакуют.

Должны существовать механизмы, позволяющие таким новообразованиям избегать иммунного надзора.

Рисунок 3. Лимфоциты (темно-фиолетовые), окружающие опухоль (в центре). Гистологический срез опухоли молочной железы.

Именно их изучением занимались лауреаты Нобелевской премии по физиологии и медицине 2018 года (рис. 4) [4]. В 1990-х годах первый из двух лауреатов, Джеймс Эллисон, занимался изучением белка CTLA-4, который располагается на поверхности различных групп Т-лимфоцитов. Он и его коллеги заметили, что этот белок способен подавлять иммунную реакцию [5].

Основными носителями этого белка в организме являются регуляторные Т-клетки, которые с его помощью предотвращают активацию других лимфоцитов, блокируя работу антигенпрезентирующих клеток в лимфоузлах и тканях [6]. Эта блокировка действует как тормоз для иммунной реакции и является важной защитой от аутоиммунных заболеваний.

Если же заблокировать CTLA-4, Т-лимфоциты начинают работать намного активнее.

Рисунок 4. Схематическое изображение механизмов работы препаратов, разработанных на основе открытий Эллисона (слева) и Хондзё (справа). Зеленым показаны блокирующие антитела, «снимающие тормоза» с противоракового иммунитета.

Пока коллеги Эллисона изучали возможности применения знаний о CTLA-4 в терапии аллергий, ему пришло в голову, что гиперактивация этого белка может быть частью защиты опухолей от иммунитета.

Его группа попробовала ввести блокирующие функцию CTLA-4 антитела мышам с развитыми формами рака и увидела серьезное снижение активности опухолевых клеток и уменьшение объема опухолевой ткани [7].

Поначалу фармакологические компании не заинтересовались этим открытием, однако впоследствии настойчивость Эллисона, продолжившего исследования на людях, принесла свои плоды.

В настоящий момент терапия антителами против CTLA-4 [8] с использованием открытого Эллисоном механизма зарегистрирована по всему миру, в том числе и в России. Международное непатентованное название препарата — ипилимумаб [9]. Применяют его сейчас для лечения меланомы в последней стадии, которая ранее была смертным приговором. Этот препарат также тестируется и против других форм рака.

В то время, когда группа Эллисона работала над CTLA-4 в США, в Киото исследователи под руководством профессора Тасуку Хондзё изучали другой механизм подавления иммунного ответа [10]. Они обнаружили белок под названием PD-1, который появляется на активированных Т-киллерах [11].

В норме этот белок позволяет регуляторным Т-клеткам подавлять те Т-киллеры, которые активировались на «неправильный» антиген. Дело в том, что активация этого белка на лимфоцитах (с помощью лиганда PD-1 — PD-L1) отправляет их в апоптоз.

Именно благодаря этому он и получил свое название: PD расшифровывается как programmed death, «программируемая смерть».

В исследованиях на мышах группа Хондзё показала эффективность блокировки нового белка в борьбе с различными опухолями [12]. Эти данные были использованы для разработки нового препарата под названием ниволумаб, который также зарегистрирован по всему миру и используется для лечения многих опухолей, в том числе и меланомы [13].

Так, более 100 лет спустя после первого, пророческого заявления Пауля Эрлиха, иммунитет наконец-то стал надежным союзником человека в борьбе с онкологическими заболеваниями.

  1. Christine V Ichim. (2005). . J Transl Med. 3, 8;
  2. Ehrlich P. (1909). Ueber den jetzigen stand der Karzinomforschung. Ned. Tijdschr. Geneeskd. 5, 273–290;
  3. Morton D.L., Eilber F.R., Joseph W.L., Wood W.C., Trahan E., Ketcham AS. (1970). Immunological factors in human sarcomas and melanomas: a rational basis for immunotherapy. Ann. Surg. 172, 740–749;
  4. Пресс-релиз на сайте Нобелевского комитета;
  5. D. R. Leach, M. F. Krummel, J. P. Allison. (1996). Enhancement of Antitumor Immunity by CTLA-4 Blockade. Science. 271, 1734-1736;
  6. Дендритные клетки: профессиональные разведчики в «Опухолевой войне»;
  7. E. D. Kwon, A. A. Hurwitz, B. A. Foster, C. Madias, A. L. Feldhaus, et. al.. (1997). Manipulation of T cell costimulatory and inhibitory signals for immunotherapy of prostate cancer. Proceedings of the National Academy of Sciences. 94, 8099-8103;
  8. Хороший, плохой, злой, или Как разозлить лимфоциты и уничтожить опухоль;
  9. Лечение Джимми Картера;
  10. Hiroyuki Nishimura, Masato Nose, Hiroshi Hiai, Nagahiro Minato, Tasuku Honjo. (1999). Development of Lupus- Autoimmune Diseases by Disruption of the PD-1 Gene Encoding an ITIM Motif-Carrying Immunoreceptor. Immunity. 11, 141-151;
  11. Y. Ishida, Y. Agata, K. Shibahara, T. Honjo. (1992). Induced expression of PD-1, a novel member of the immunoglobulin gene superfamily, upon programmed cell death.. The EMBO Journal. 11, 3887-3895;
  12. Y. Iwai. (2004). PD-1 blockade inhibits hematogenous spread of poorly immunogenic tumor cells by enhanced recruitment of effector T cells. International Immunology. 17, 133-144;
  13. Рак почки: чтобы вылечить, надо восстановить естественный иммунитет!;
  14. Marie Colombe Agahozo, Dora Hammerl, Reno Debets, Marleen Kok, Carolien H M van Deurzen. (2018). Tumor-infiltrating lymphocytes and ductal carcinoma in situ of the breast: friends or foes?. Mod Pathol. 31, 1012-1025.

Источник: https://biomolecula.ru/articles/immunitet-bez-tormozov-nobelevskaia-premiia-za-antitela-protiv-raka-2018

Иммунный надзор над опухолью – клеточная защита от рака

Иммунный надзор? - досье рака

Организм человека в постоянном режиме отслеживает любые изменения внутренней среды.

Иммунный надзор над опухолью – это механизм распознавания и уничтожения возникших раковых клеток с целью предотвращения прогрессирующей малигнизации.

Природа предусмотрела практически все для защиты живого организма, но порой сам человек проделывает бреши  в иммунном барьере, обеспечивая беспрепятственный рост опухолевых клеток.

Основные защитники организма – клетки крови, выполняющие иммунный надзор

Иммунный надзор – что это такое

Основа работы защитной иммунной системы – распознавание опасных для жизнедеятельности клеточных структур, появляющихся в организме. Иммунный надзор должен выявить 2 типа врагов:

  1. Чужеродные (вирусы, бактерии, грибы, трансплантированные ткани);
  2. Измененные собственные (мутантные и раковые клетки).

Обнаружив противника, противоопухолевый иммунитет обеспечивает уничтожение опасных клеток, не допуская заболевания или формирования опухоли. Важнейшая роль в предотвращении рака принадлежит специфическим приобретенным клеточным реакциям: основными солдатами в битве с вероломным и коварным противником-опухолью являются клетки крови лимфоциты.

Механизм противоопухолевой защиты – роль лимфоцитов

Стабильность внутренней среды организма, иммунный надзор и борьбу с опухолевыми клетками обеспечивают следующие виды клеток крови:

  1. Т-лимфоциты хелперы (выявление и опознание потенциального противника);
  2. Т-лимфоциты киллеры (разрушение и удаление раковых клеток);
  3. Макрофаги, моноциты, тучные клетки (поглощение клеточных структур);
  4. В-лимфоциты (запоминание информации о попытке проникновения врага).

Любая мутантная или трансформированная клетка, которая раньше была нормальной, а сейчас может стать основой опухоли, несет на себе измененные антигены. Именно эти опознавательные знаки Т-хелперы выявляют, обеспечивая идентификацию вражеских агентов.

Обнаружив противника, в бой идут основные бойцы – макрофаги, Т-киллеры, тучные клетки, которые выполняют всю работу по уничтожению опухолевых клеток.

Чтобы запомнить информацию о вторжении, В-лимфоциты формируют специфические антитела, которые в будущем помогут быстрее и эффективнее бороться с раком.

Бой с врагом идет практически постоянно, и в большинстве случаев побеждает иммунитет

Роль опухоли в преодолении иммунного барьера

Многоуровневая защита организма далеко не всегда может гарантированно предотвратить рак. Иммунный надзор не бесконечен – количество солдат-кровяных клеток постепенно уменьшается, а опухоль продолжает отправлять в бой новые и новые когорты раковых эмболов. Важными факторами, помогающими злокачественному новообразованию преодолеть иммунный надзор, являются:

  1. Постоянные и продолжающиеся мутации и трансформации (опухолевые клетки меняют антигены, затрудняя идентификацию);
  2. Естественный отбор (передача генетической информации от агрессивных раковых клеток, которые смогли преодолеть противоопухолевый иммунитет, к новым генерациям опухолевых структур);
  3. Улучшение сосудистого питания в новообразовании за счет ангиогенеза (тыловое обеспечение вражеской армии);
  4. Постоянно увеличивающееся войско рака при снижении количества солдат со стороны организма.

Злокачественная опухоль неутомима, делая все возможное, чтобы просочиться через противоопухолевые барьеры: при возникновении благоприятных условий, рак начинает стремительно прогрессировать, что проявляется типичными симптомами болезни.

Нарушенный иммунный надзор – каковы последствия

Зачастую человек сам открывает ворота врагу. Иммунный надзор ослабевает и прекращается на фоне негативного влияния любых факторов канцерогенеза, из которых самыми частыми и наиболее отрицательными являются:

  1. Курение;
  2. Действие химических канцерогенов;
  3. Радиация;
  4. Иммуносупрессия при трансплантации органов;
  5. Вирусная инфекция;
  6. Иммунодефицитные болезни;
  7. Старение.

У курящих людей резко увеличивается риск онкозаболеваний (в первую очередь, раком легких). При врожденных и приобретенных иммунодефицитах вероятность возникновения злокачественной опухоли повышается в 100-1000 раз.

На фоне трансплантации с иммуносупрессивной терапией – в 50-100 раз.

Нарушенный противоопухолевый иммунитет – это основная причина рака у молодых людей: недостаток солдат в ежедневных схватках с раковым войском стремительно приближает развязку всей битвы.

Больше познавательных и информативных статей об онкологии на канале Яндекс.Дзен Onkos

Запись опубликована в рубрике Онкология с метками болезнь, карцинома, опухоль, рак. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Источник: https://parashistay.ru/immunnyj-nadzor-nad-opuholyu-kletochnaya-zashhita-ot-raka.html

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Иммунный надзор? - досье рака

Иммунотерапия рака начала развиваться в начале XX века. Затем открытие радиотерапии и химиотерапии ее существенно затормозило.

Однако после того, как стало понятно, что эти методики не приводят к излечению от распространенных, запущенных форм рака, исследования в области иммунотерапии вновь возобновились.

Произошло это в течение последних 25–30 лет, сообщает заведующая научным отделом онкоиммунологии ФГБУ “НМИЦ онкологии имени Н. Н. Петрова” Минздрава России Ирина Балдуева.

В 1998 году в этом исследовательском центре была организована лаборатория онкоиммунологии, изучающая сугубо клеточные подходы к иммунотерапии, занимающаяся разработкой и изготовлением противоопухолевых вакцин.

Патент на способ иммунотерапии костномозговыми дендритными клетками больных солидными опухолями зарегистрирован НИИ онкологии в 2003 году. В 2008 году была запатентована аутологичная вакцина на основе костномозговых дендритных клеток.

А в 2010 году было получено разрешение на применение этой медицинской технологии в клинической деятельности.

Прошлый год ознаменовался регистрацией в Российской Федерации трех современных иммуноонкологических препаратов (стали применяться в Европе и США около 3 лет назад), которые открывают новые возможности для лечения больных раком легкого, раком почки и метастатической меланомой.

В поисках панацеи

“Индивидуальная противоопухолевая вакцина, которую мы изготавливаем в нашей лаборатории из клеток собственной периферической крови пациента, — это единственный известный мне способ дополнительной иммунизации во время лечения солидных онкологических заболеваний, — говорит Ирина Балдуева. — К сожалению, современная онкологическая наука пока не нашла панацеи, которая поможет излечиться от рака абсолютно всем онкологическим больным. Эффективность химиотерапии — 10%, иммуноонкологических препаратов — 20%, а отечественного изобретения, индивидуальной дендритноклеточной вакцины, — 38%. Поэтому параллельно с вакцинотерапией, которая применяется при лечении пациентов с III–IV стадией злокачественных новообразований органов и тканей, используются другие методы лечения: хирургическое лечение, лекарственная терапия, в том числе и химиотерапия, гормонотерапия.

Как сообщает Андрей Базылев, онколог–химиотерапевт онкологической клиники De Vita, первым злокачественным заболеванием, которое стали успешно лечить с помощью иммунотерапии, была меланома кожи.

Это самая агрессивная опухоль среди всех злокачественных новообразований, и всего 5 лет назад от метастатической меланомы умирало 95% пациентов в течение первых 2 месяцев.

В 2014 году произошел прорыв — благодаря открытию новых препаратов выживаемость пациентов при меланоме с метастазами в печень, легкие и головной мозг увеличилась на 70% в первый год регулярного их применения.

В настоящий момент, по словам Андрея Базылева, иммунотерапия применяется при 15 нозологиях злокачественных заболеваний: меланома, немелкоклеточный рак легкого, уротелиальная карцинома, рак почки, рак шейки матки, рак желудка, колоректальный рак и другие.

Цена лечения

Иммунотерапия — перспективный метод лечения рака, уверен Андрей Базылев. Как и любое новое лечение, в настоящий момент оно дорогостоящее, поэтому проблема его доступности стоит достаточно остро.

Одно введение иммуноонкологического препарата стоит от 200 тыс. до 1 млн рублей, в месяц пациенты должны получать одно–два введения. Длительность курса лечения обозначается специалистами как “до начала прогрессирования”, то есть определяется индивидуально.

По словам Ирины Балдуевой, стоимость годового курса иммунотерапии индивидуальной дендритноклеточной вакциной, которую получают в лаборатории НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова, составляет около 500 тыс. рублей. Это 14 введений (стоимость каждого — 43 тыс.

рублей) и обследования пациента между введениями для отслеживания динамики его состояния. Понять, насколько эффективно лечение для конкретного пациента, можно через 3–4 месяца после начала лечения.

На второй год лечения, в зависимости от его результатов, врач может сократить количество вакцинаций в 2 раза.

Также ЗАО “Биокад” разрабатывает лекарства для пациентов с нерезектабельной или метастатической меланомой.

Пока они проходят клинические испытания, в случае успешности которых препараты выведут на российский рынок через несколько лет.

Кроме того, в настоящее время идут клинические исследования первого отечественного ингибитора PD–1, который составит конкуренцию зарубежным иммунопрепаратам, что приведет к снижению цен, уверен Андрей Базылев.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2017/11/23/Immunnij_otvet_raku

Рак. Онкология

Иммунный надзор? - досье рака

Разнообразие злокачественных опухолей, по патогистологеским признакам, течению заболевания, локализации затрудняют точное и четкое определение и их характеристику. Существует столько различных типов рака, сколько существует различных органов и клеток.

Рак – это безудержный и неконтролируемый рост любой клетки в организме человека, который продолжается после прекращения воздействия причин, его спровоцировавших.

Сейчас практически во всех странах мира прослеживается, четка динамика роста этого заболевания и смертности от него.

Причины рака     

В современном мире нет четкого представления о причинах, по которым зарождается злокачественная опухоль. Большое значение в возможности зарождения этого заболевания имеет ионизирующее излучение, в том числе солнечное, онкогенные вещества и вирусы.

Среди факторов возникновения рака называют также хронический эмоциональный стресс и загрязненную экологию. Имеет значение и генетическая предрасположенность человека. Эти факторы возникновения болезни в большинстве случаев сочетаются и усиливают друг друга.

Рак и иммунная система     

Самые восприимчивые к раку – дети и старики. Именно у этих возрастных категорий иммунная система наиболее ослаблена, а как утверждают ученые, развитие рака – это несовершенство иммунной системы.

Если иммунная система человека работает адекватно, она сумеет быстро и точно среагировать на переродившуюся клетку и уничтожить ее.

Это значит, что компетентная иммунная система человека, которая четко видит нарушителя и способна быстро организовать специфический иммунный ответ, легко справляется с онко процессами в организме еще на стадии их зарождения.

Но, если раковая клетка сумела устоять, она начинает безудержно размножаться, формируя злокачественную опухоль. Поведение раковой клетки в организме человека является ярким примером того, как клетка-нарушитель (раковая клетка) может уйти от иммунного надзора.

Как обстоят дела в области лечения рака

Даже сейчас, когда со злокачественными опухолями эффективно борются, многие считают, что рак – это смертный приговор. Злокачественная опухоль имеет свои стадии развития и на разных этапах своего роста требует разных методов лечения.

Если предложенное лечение правильное, лечение рака может быть очень эффективным и привести к полному выздоровлению больного.

Онкология идет вперед семимильными шагами, но невзирая на это, сейчас многие специалисты-онкологи считают, что медицина и передовая наука столь же ограничены, сколь и могущественны.

Поэтому последние изучения и исследования в области лечения рака сфокусированы на самых разных методах восстановления ослабленной иммунной системы человека и повышении ее активности. Человеческий организм – это сложный и, потрясающий в своих возможностях механизм, который имеет в себе механизмы собственного исцеления, заложенные самой матушкой-природой.

 Как Трансфер Фактор действует на рак      

Способность некоторых препаратов укреплять иммунную систему, вносит существенный вклад в новую, но все еще такую старую концепцию «войны с раком». Самый мощный из таких препаратов, препарат Трансфер Фактор.

Утверждение, что Трансфер Фактор рак может вылечить, звучит подобно фразе, что «руководство по ремонту автомобиля, устранило его поломку». Только наиболее квалифицированные механики могут устранить поломку машины без инструкции по процессу ремонта.

Подобно этим механикам в нашем организме есть такие иммунные механизмы, которые достаточно сильны, чтобы самостоятельно справиться с таким заданием.

Современные исследования свидетельствуют, что Трансфер Фактор напрямую не убивает раковые клетки, подобно химиотерапии, однако этот препарат резко повышает способность некоторых лимфоцитов – натуральных киллеров разрушать эти самые раковые клетки. Трансфер Фактор – это иммунная информационная молекула, а не напрямую действующий антираковый агент.

Трансфер Фактор в онкологии      

Применение препарата Трансфер Фактор в онкологии в комплексной терапии у онко больных с выраженным иммунодефицитом приводит в большинстве случаев к нормализации иммунного статуса и улучшению общего состояния пациента.

А в случаях, когда предпринятое официальной медициной лечение исчерпано, прогноз неутешительный и человеку предлагают лишь симптоматическую терапию, многие врачи рекомендуют Трансфер Фактор в значительных дозировках.

Окончательные выводы делать еще рано, но можно уже твердо утверждать: самочувствие человека и качество его жизни резко улучшается, значительно уменьшается болевой синдром, интоксикация, улучшаются показатели крови, уменьшается или полностью исчезает асцит. Фактически удается подарить больному несколько месяцев, год, полтора и более полноценной жизни.

Человек хорошо себя чувствует, у него хороший аппетит и сон. Такой человек вновь начинает жить активной жизнью, интересоваться, читать газеты, работать на приусадебном участке. А это все невозможно переоценить! Более подробную информацию Вам могут предоставить наши менеджеры.

Источник: http://transferfaktor.com.ua/rak

Исследование рака в 2018 году: прорывы к успешной терапии

Иммунный надзор? - досье рака

Я уверен, что к 2025 году учёные онкологи разработают лечебные терапии для большинства, если не всех видов рака. Конечно, я несколько рискую, делая подобные заявления. Но в сфере исследования рака мы движемся к лучшим, более безопасным терапиям невероятно быстро, и я взволнованно предвкушаю будущие результаты.

Я убеждён, что нужно высоко ставить планку, исполнять и реализовывать, и не должно быть оправданий, если мы не выдержим продвижения в таком темпе.
2017 стал знаковым в ускорении лечения рака, новыe лекарства получили одобрение FDA.

В том числе были одобрены два вида терапий CAR T клетками – тип иммунотерапии рака, который использует собственные иммунные клетки пациента, запрограммированные на атаку и уничтожение раковых клеток. Все мы в Центре Исследований Рака Фреда Хатчинсона воодушевлены такими известиями. Это успешная проверка, того, над чем мы и наши коллеги по всему миру работали в течение десятилетий.

Что ещё важнее, это означает терапию, потенциально способную спасти жизнь некоторым раковым пациентам с исторически ограниченными вариантами лечения.

Между прочим, ключевая фраза в этом предложении – некоторые пациенты.

Клеточные иммунотерапии Kymriah и Yescarta были одобрены для лечения типа прогрессивного педиатрического лейкоза и агрессивной неходжкинской лимфомы соответственно. И мы знаем, что, хотя эти две терапии и являются большим шагом вперёд по сравнению с ранее доступными методами лечения, однако не все пациенты реагируют на них. И из тех, кто реагирует, некоторые испытывают серьёзные побочные эффекты.

А ведь остаётся ещё гораздо больше пациентов и видов рака, которые нужно лечить, и лечить безопасно. Иммунотерапия обещает заняться этими прочими видами рака, но одного этого подхода недостаточно для полного успеха. Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов. Исследователи нашего центра тестируют раковые терапии завтрашнего дня в лаборатории и в ходе клинических исследований. В прошлом году мы увидели замечательные научные достижения наших лабораторий, которые намекают на то, что нас ждёт в будущем. Начиная с 2018 года, мы с коллегами внимательно следим за несколькими перспективными направлениями исследований и лечения рака – и, конечно же, делаем всё возможное, чтобы способствовать скорейшему их развитию. Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год.

Иммунотерапия нового поколения

Недавнее известие о приобретении компанией Celgene компании Juno Therapeutics является хорошим примером того, как развивается отрасль иммунотерапии. Наука, стоящая за иммунотерапией Juno, восходит к десятилетиям доклинических исследований в Центре Фреда Хатчинсона, где наши учёные обнаружили, что отдельные типы иммунных клеток обладают мощной и устойчивой противоопухолевой активностью.

С целью сделать иммунотерапию рака более безопасной мы очень тщательно изучаем некоторые серьёзные побочные эффекты и инфекции, возможные после лечения CAR T клетками. Понимание и борьба со специфической токсичностью, связанной с CAR T терапией будет ключом к тому, чтобы успешно реализовать этот метод для большего числа пациентов.

По мере того, как мы продолжаем совершенствовать наши текущие подходы к иммунотерапии, мы также проверяем нашу клеточную иммунотерапию в новых клинических испытаниях и на иных типах рака, чтобы применить эту мощную технологию к большему числу нуждающихся пациентов. Наше внимание было сосредоточено на различных формах рака крови, хотя недавно мы запустили исследование, которое включает пациентов с раком лёгких и тройным отрицательным раком молочной железы, а также другое исследование для пациентов с меланомой. В 2018 году мы расширим поле нашего внимания, включив в него ещё многие виды опухолей, в том числе яичников, лёгких, головы и шеи, рака желудка, множественной миеломы и многие иные типы рака крови. На данный момент у нас идут 12 клинических испытаний клеточной иммунотерапии, и ещё 21 испытание должно скоро начаться. Мы работаем с 11 промышленными партнёрами в области иммунотерапии, от глобальных производителей, таких как Eli Lilly and Company, до биотехнологических компаний, таких как Minerva Biotechnologies, и, конечно же, наших партнёров, иммунотерапевтических стартапов, Juno Therapeutics и Adaptive Biotechnologies. По мере расширения наших испытаний и в целях удовлетворения потребностей пациентов, наш специализированный центр выращивания клеток производит в среднем от 200 до 600 миллионов клеток в день.

По мере развития иммунотерапии, расширение её ранних успехов с лейкемий на опухоли будет самым сложным, и при этом самым важным делом. Исследователи центра Фреда Хатчинсона продвигаются вперёд, применяя иммунотерапию к опухолям, таким как рак молочной железы и лёгких.

Одни из самых волнующих событий – несколько недавних достижений касающихся редкой опухоли, известной как клеточная карцинома Меркеля, исследования, которые привели к первому одобрению FDA иммунотерапии для этого рака, а также показали многообещающие намёки на мощь комбинированной иммунотерапии.

Исследования этой редкой опухоли закладывают основу будущих достижений в лечении иных, более распространённых раков, которыми мы также займёмся в новых клинических испытаниях.

Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов.

Могут ли облачные вычисления вылечить рак?

Облачные вычисления намного расширили пути и средства изучения рака.

От научного сотрудничества в реальном времени между странами и континентами до управления данными любого масштаба, облачные технологии поддержат ключевые усилия, такие как точная онкология, расширенная визуализация данных и другие передовые исследования, которые приблизят нас к излечению рака.

Поскольку мы продолжаем находить новые связи между генами и типами опухолей, точные онкологические подходы к лечению рака станут более важными и потребуют как минимум терабайт или больше данных на одного пациента – достаточно, чтобы заполнить память восьми новейших смартфонов.

В прошлом году исследование в центе Фреда Хатчинсона привело к запуску нового клинического испытания высокоточного лекарственного подхода против рака предстательной железы и выявило определённые генетические изменения, которые могут вдохнуть новую жизнь в старый лейкозный препарат.

В декабре вместе с нашими партнёрами из UW Medicine мы основали Институт Точной Медицины Brotman Baty, и очень рады, что приняли в нём участие. Как я уже отмечал во время открытия, этот институт является ещё одним примером новой роли Сиэтла как центра по лечению рака.

Как Национальный Институт Рака, так и Национальные Институты Здоровья недавно инициировали проекты по сбору данных, объединяющие экспертов по работе с данными, облачных технологов и экспертов в области биоинформатики, чтобы стимулировать совместные усилия по использованию облачных и информационных инструментов в крупномасштабных проектах. Мы ожидаем, что эти усилия продолжат набирать силу в 2018 году, и мы в центре Фреда Хатчинсона работаем с лучшими облачными провайдерами в нескольких проектах с интенсивным использованием данных, которые используют машинное обучение и облачные вычисления для ускорения исследований и улучшения результатов на пациентах. Например, мы используем методы глубокого обучения для анализа магнитно-резонансных изображений, которые идентифицируют маркеры рака молочной железы. Мы также используем искусственный интеллект для улучшения результатов у пациентов, которые получают химиотерапию, и создаём платформу следующего поколения для участия пациентов, переживших трансплантацию стволовых клеток крови. Следите за достижениями в этих и иных областях, как мы используем облачные технологии в лечении рака. Недавним захватывающим событием стало объявление о партнёрстве между Adaptive Biotechnologies и Microsoft, которое сосредоточится на использовании искусственного интеллекта для анализа последовательностей рецепторов Т-клеток у пациентов со спектром заболеваний, включая рак, задействующих иммунную систему. Т-клетки являются глазами нашей иммунной системы. Но нам нужен искусственный интеллект для обеспечения виртуальной реальности, позволяющей нам через секвенирование рецепторов Т-клеток видеть то, что они видят, и разрабатывать диагностику и персонализированную терапию основываясь на этом видении. Поэтому ответ на вопрос «может ли облако помочь вылечить рак» – «да», – и здесь в Сиэтле мы можем использовать связь между биологическими науками и облачными технологиями лучше чем где-либо ещё.

Инфекционные заболевания – связи тянутся к раку и далее

Каждый пятый рак во всем мире может быть связан с инфекционными заболеваниями.

Мы в центре Фреда Хатчинсона давно поняли сложные связи между инфекцией и раком; в прошлом году мы запустили интегрированный исследовательский центр, посвящённый изучению этих связей с целью предотвращения многих видов рака, являющихся тяжёлым бременем для человечества. Мы также рассматриваем новые партнёрства в государственном и частном секторах для дальнейших изысканий в сфере пересечения инфекционных заболеваний и рака.

Что касается профилактики ВИЧ, последние два года были знаменательными для основанной на базе центра Фреда Хатчинсона Сети Испытаний ВИЧ Вакцин – HIV Vaccine Trials Network, которая начала четыре беспрецедентных по эффективности испытания профилактики ВИЧ в 2016 и 2017 годах. Исследования по тестированию новых вакцин и других способов профилактики ВИЧ-инфекции соберут вместе 12 200 добровольцев по всему миру. Мы все с нетерпением ожидаем окончательных результатов исследования в 2020 и 2021 годах.

Я занимаюсь исследованием рака всю свою карьеру и вижу больше прогресса в этой сфере за последние несколько лет, чем за предыдущие пятьдесят. И я с нетерпением жду, что же принесёт нам 2018 год. Я жду общения с вами в следующем году и приглашаю вас поделиться своими мыслями. С уважением,

Гари Джиллиланд, MD, PhD, президент и директор Fred Hutchinson Cancer Research Center

Перевод выполнил Ник Сестрин, группа SENS Volunteers

Источник: https://habr.com/post/412007/

Иммуноонкологические препараты – надежда для больных раком

Иммунный надзор? - досье рака

Ежегодно в мире онкологические заболевания выявляются у 14 млн человек. Более 8 млн человек умирают от новообразований различной локализации. Однако сегодня большие ожидания ученых связаны с появлением нового класса лекарств для лечения рака –иммуноонкологических препаратов.

В поисках иммунного ответа

Как реагирует иммунная система на опухоли? О концепции иммунного редактирования рассказывает Галина Харкевич, ведущий научный сотрудник РОНЦ им. Блохина:

– На опухолевых клетках появляются опухолевые антигены – специфические рецепторы CTLA-4 или PD-1, которые распознаются иммунной системой как чужеродные и удаляются ею. Если на лимфоцитах человека присутствуют эти рецепторы, а на клетках опухоли – сходные молекулы (лиганды), то иммунитет не будет на них реагировать.

Они переходят в фазу спящего рака – иммунная система не может полностью их элиминировать, а лишь временно тормозит их рост. Постепенно этих опухолевых клеток становится все больше и больше, и на каком-то этапе организм уже не может с ними справиться. И тогда наступает опухолевая прогрессия. К сожалению, большинство онкологических заболеваний выявляются именно на этой стадии.

Современные методы диагностики не позволяют выявлять изменения в клетках на начальном этапе.

Для борьбы с опухолью необходимо было найти возможность усилить иммунный ответ.

То есть указать Т-лимфоцитам мишень, чтобы они активизировались, поступали бы точно в зону, где локализуется опухоль, и уничтожали ее.

Собственно, все предыдущие технологии – вакцины, клеточная терапия, цитоксины – и были направлены на активацию иммунной системы. Но это не всегда удавалось по целому ряду факторов.

Из-за недостаточности антигенов на поверхности опухолевой клетки опухоль может тормозить действие Т-лимфоцитов. Либо вырабатывать иммуносупрессивные факторы – получив иммунологический ответ на вторжение чужеродных агентов, блокировать дальнейшую работу иммунной системы.

Перед исследователями стояла задача – разработать препараты, которые бы не позволяли тормозить действие Т-лимфоцитов и активировали бы рецепторы, запускающие иммунологический ответ.

Новый класс препаратов

Первый иммуноонкологический препарат был зарегистрирован в США и странах Европы в 2011 году. С этих пор в лечении онкопациентов открылась новая эра. Принцип работы препаратов данного класса в том, что они воздействуют не на раковые клетки, а непосредственно на клетки иммунной системы, направляя их на борьбу с опухолью.

Иммуноонкологические препараты связываются с рецепторами CTLA-4 или PD-1, благодаря чему иммунная система начинает распознавать опухоль. В результате системной стимуляции противоопухолевой активности Т-лимфоцитов иммунный ответ восстанавливается.

В первую очередь эти препараты были изучены при терапии метастатической меланомы – злокачественного новообразования кожи, занимающего особое место в структуре рака. По данным ВОЗ, ежегодно в мире регистрируется до 132 тыс. новых случаев этой опухоли. В 2014 г.

в России выявлено почти 10 тыс. новых больных меланомой, и 12% из них умерли в течение первого года после постановки диагноза.

К сожалению, по-прежнему сохраняется высокий процент запущенных стадий – каждому четвертому среди обратившихся ставят диагноз «рак кожи» 3-4 стадии.

Новые онкоиммунологические препараты доказали свою эффективность, увеличив продолжительность жизни пациентов. На фоне лечения у каждого пятого пациента был достигнут долгосрочный положительный эффект: уменьшились размеры опухоли, исчезли признаки прогрессирования заболевания.

Раздельно и в комбинации

Преимущество онкоиммунологических препаратов еще и в том, что они могут сочетаться с другими видами лечения – хирургическим вмешательством, химиотерапией, а также использоваться одновременно со стандартными препаратами. В последнем случае количество пациентов, достигших пятилетней выживаемости, удваивается.

И все же главное достоинство онкоиммунологии в том, что она позволяет найти решение, когда, казалось бы, все способы терапии исчерпаны, например, при раке почки или мочевого пузыря.

Как объяснила Елена Артамонова, ведущий научный сотрудник отделения амбулаторной химиотерапии РОНЦ им. Блохина, проблема связана с химиорезистентностью. Рак почки очень устойчив к химиотерапии, так что этот способ борьбы с ним исключен.

Для рака мочевого пузыря стандарты химиотерапии имеются, но она настолько токсична, что части больных она противопоказана. Из-за входящих в состав препаратов для химиотерапии производных платины у некоторых пациентов возникают жизнеугрожающие состояния. При этом обе опухоли иммунозависимые.

Таким образом, комбинированное применение ингибиторов позволяет не только уменьшить размеры опухоли, но и сохранить иммунологический ответ.

По данным исследований, в результате онкоиммунологической терапии у 70% больных раком почки иммунный ответ сохраняется в течение двух лет, при раке мочевого пузыря у 77% – в течение полугода. Экспертное сообщество оценило такие показатели выживаемости, как очень неплохие.

Большие надежды

С онкоиммунологическими препаратами ученые связывают большие надежды. Эти препараты эффективны даже на последней стадии рака, когда все возможности стандартных видов лечения уже исчерпаны.

Кроме того, они значительно улучшают качество жизни больных. А этот фактор сегодня выходит на второе место в критериях эффективности препарата. Первое место отведено продолжительности жизни. Эти критерии определили участники конгресса Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), состоявшегося недавно в Копенгагене.

Уменьшение размеров опухоли перестает быть ключевой задачей. Главное, чтобы терапия увеличивала выживаемость и улучшала качество жизни больного.

Социальные кнопки для Joomla

выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://lekoboz.ru/zabolevaniya-lechenie-i-profilaktika/immunoonkologicheskie-preparaty-nadezhda-dlya-bolnym-rakom

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.